?

Log in

No account? Create an account
Илья Герол
igerol

ПСИХИАТРЫ ВСЕГО МИРА, ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!

                                                                         Читателя б, советчика, врача ...
                                                                                                                                                                                                               Осип Мандельштам

Дело в том, что пациент оказался болен неизъяснимым, нелогичным, нетрадиционным и, все-таки, похоже, что смертельным недугом. И пациентом этим является наш с Вами, читатель, цивилизованный, как нам кажется, мир.

Дело не только в том, что мы неожиданно оказались в эпицентре множащихся кризисов, каждый из которых грозит перерасти в глобальную или мультирегиональную войну. Это случалось и ранее. Поэтому в речах политических руководителей, особенно в тех странах, которые становятся первопричиной этих кризисов, так часто звучат исторические аналогии.
          
Премьер-министр Великобритании Джон Камерон убежденно повторяет, что ситуация в Европе – имеется в виду украинский политический водоворот – напоминает ему конец 30-х годов прошлого века и поэтому надо проявить твердость и «заставить Москву убраться в собственные границы».

          
Руководители Эстонии, поставив под ружье всю свою тринадцати-тысячную армию (это включает в себя и резервистов, и полицейских, и, кажется, даже пожарных) начали, по сообщению правительства этой страны «самые широкомасштабные военные маневры в истории». Хочется верить, что имеется в виду – в истории Эстонии, а не всего мира.

          
Бывший президент Польши, Лех Валенса, вспомнив всю сумму исторических знаний, полученных им за восемь лет неполной средней школы, порекомендовал польским военным «готовиться к походу на Москву».

          
Поэтическое воображение премьер-министра Украины Арсения Яценюка привело его к необычной, но очень смешной формуле: «Украина является бронежилетом Европы». Хорошо хоть, не носками...

          
Депутат российской Государственной Думы Косачев предложил просто, без всяких там выкрутасов «применить к Донбассу крымский вариант».

          
Известная неполной, мягко говоря, вменяемостью депутат той же Государственной Думы Мизулина, внесла сразу два предложения: запретить даже упоминание о сексе в интернете, а девушкам полностью запретить брить лобок. Впрочем, автор приносит свои извинения – упоминание депутата Мизулиной пришло как-то машинально. К международным кризисам оно отношения не имеет. Утешаю себя тем, что тут все-таки прослеживается связь с психиатрией (см. в заголовок).

          
Парез Мушараф, бывший президент Пакистана, находящийся как многие государственные деятели этой страны, под домашним арестом, высказался по поводу кашмирского конфликта между его страной и Индией: « Наши танковые колонны готовы к решительному удару по противнику. Почему бы однажды этот удар не нанести?».

          
Калиф Исламского Государства аль-Багдади (который еще недавно считался убитым, но оказался вполне живехоньким) дал религиозное обоснование своих международных перспектив: «Ислам – не религия мира, как утверждают наши глупые противники. Ислам – это религия освободительной мировой войны, которую мы доведем до конца, причем гораздо скорее, чем вы думаете».

          
И в завершение этого коллажа стоит упомянуть «любимого руководителя, маршала и адмирала» (как сегодня именуется 29-летний лидер Корейской Народно-Демократической Республики товарищ Ким Чен Ун). Недавно он сообщил восхищенно слушавшим его выпускникам Военно-Морской Академии: «Нет никакого сомнения, что наша страна способна вести победоносную войну против очагов зла», каковыми являются, по мнению великого лидера Южная Корея, Япония и США.

          
Так вот, ничего необычного во всем  вышеупомянутом бреде внешне, вроде бы и нет. Все эти высказывания звучали бы вполне реалистично, и все исторические аналогии могли бы быть поняты, если бы не присутствовал здесь некий шизофренический элемент: полное забвение того, что все сегодняшние кризисы происходят в мире, набитом до отказа ядерными бомбами, атомными, водородными и нейтронными взрывными модификациями, при использовании которых победителей можно будет отличить от побежденных только после спектрального анализа оставшегося после них пепла. Только вот проводить этот анализ будет некому.

          
Есть во всем этом поразительном калейдоскопе самоубийственных выражений и еще один непонятный нормальному человеку элемент. Раньше, в тридцатых и сороковых прошлого века, например, войны и конфликты возникали, помимо остальных причин, из-за экономических неурядиц, депрессий, нищеты, продовольственных потрясений и прочих сопровождающих ужасов.

          
Сегодня экономика мира стремительно и успешно развивается. При всех спадах, ценовой лихорадке в нефтегазовой сфере, мировая экономика растет как никогда раньше. Между тем, войн и экономических кризисов меньше не становится. И это еще раз возвращает нас к заголовку наших заметок.

          
Может быть, юристам и инженерам, а также экономистам и генералам, которые у руля своих стран успешно загнали мир на самый край ядерного обрыва уступить свое место психиатрам? Может быть, наш мир нужно не переделывать, а подлечить?

                                                                                            Илья Герол,
                                                                     Международный обозреватель
                                                                                            Монреаль.

Илья Герол
igerol

ТЕРРА ИНКОГНИТО

Пусть не смущает читателя скромная латынь. Потому что терра инкогнито, то есть неизвестная земля – это, как ни странно Российская Федерация.

И, хотя в век Интернета, да еще сверхскоростного, во всех наших планшетах, смартфонах, айподах, а также при необычайной легкости, с которой можно узнать все непосредственно из Википедии, Россия, самая территориально большая страна в мире, куда менее понятна сегодня, чем когда-то был Советский Союз, на руинах которого и возникла эта похудевшая птица Феникс.

При отсутствии гаджетов, облегчающих поиск и заменяющих мыслительные усилия, международное сообщество, политические круги, национальные лидеры и геополитические стратеги не только знали, что происходило в таинственных кабинетах Кремля и коридорах власти Советского государства, но могли логически предугадать, рассчитать и проанализировать очередные шаги советского руководства. Да и личности, известные советскому человеку, в основном, по мордатым портретам, проносимым по Красной площади во дни народных торжеств, былы понятны и предсказуемы для профессионалов, иронически именовавшихся тогда советологами и кремленологами.
        
Сегодня-то мы понимаем, что иронизировали тогда зря. Мозговые центры, исследовательские бюро, научные институты, и даже целые аналитические компании, вроде знаменитой «
RAND Corporation» поставляли политическим кругам США вместе с НАТО, азиатским гигантам, Китаю, Индии и Японии, мини-великой державе, известной как Израиль, а также клиентам второго и третьего эшелонов, не только детальную информацию, но и целую палитру вариантов, которые предположительно могли стать следующими ходами в политике СССР, того самого, в котором на вопрос с кем эта страна граничит, отвечали: с кем хочет, с тем и граничит.
        
В наши дни всего этого нет. Анализ российской политики, тайные пружины, приводящие в действие соперничающие друг с другом центры и кулуары российской власти, а также истинные причины, побуждающие Москву предпринимать шаги, на первый взгляд безумные и опасные – остаются непонятыми, неизученными и необъясненными.

        
Источниками информации и анализа российской политики на Западе становятся чиновники Госдепартамента, достаточно необразованные, стереотипно мыслящие, а иногда и откровенно невежественные. Их аналогами в Канаде, Европейском Союзе, и особенно, в так называемых «прифронтовых» государствах (Польше, Латвии, Литвы и Эстонии), являются по преимуществу выпускники американских университетов, искренне исповедующие те же самые стереотипы, помноженные на исторические мифы и страхи.

        
Всю глубину интеллектуального отступления от блестящего уровня 70-х и 80-х показало отношение к событиям в Украине и их последствиям. Создается впечатление, что сама Украина вообще никого не интересует. Главным становится ее роль в обуздании России.

Все было бы понятно, если бы неграмотность этого подхода не привела бы к порогу военного и политического конфликта между Востоком и Западом.
        
Возникла необходимость как можно быстрее воссоздать сеть исследовательских институтов и центров, которые заново стали бы изучать, детализировать, анализировать, понимать и чувствовать истинные причины и пружины, определяющие политику России, Евразийского экономического Союза, таких организаций как БРИК «Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР», то есть той новой геополитической схемы, которую пытается построить Москва.

        
Перефразируя некую народную мудрость можно сказать «за одного профессора и двух генералов отдать не жалко».

                                                                                             Илья Герол,
                                                                     Международный обозреватель
                                                                                            Монреаль.

Илья Герол
igerol

«ГЕОГРАФ ГЛОБУС ПРОПИЛ» -

так называется отличный фильм. В ситуации, которую мы сегодня рассматриваем, географ вгляделся бы в свой глобус и не узнал его. Наверное, скоро можно будет, как в старом анекдоте о счастливом еврее, которому гуманная советская власть разрешила, наконец, уехать в любую страну по его выбору, спросить: «А другого глобуса у вас нет?»
         
 Например, ни одна политическая карта мира не включила пока еще в себя Исламское Государство (ИГ). Странно, не правда ли? Государство это значительно больше половины Франции, да и, по оставшемуся в живых населению, успешно приближается к Бенилюксу (Бельгия и Нидерланды совместно с Люксембургом). В этом государстве все как у людей – у людей тринадцатого века, то есть. Во главе стоит калиф. Причем из тех, что не хочет быть калифом на час, а, скорее, видит себя в этой должности всерьез и надолго. Существует Совет Старейшин, который позволяет себе осторожно советовать мудрому калифу по части стратегии и тактики: кого обезглавить и тем самым спасти его душу, а кого сжечь заживо, как это сделали недавно с иорданским летчиком, катапультировавшимся на территории ИГ. Открыты школы, в которых, правда, учат преимущественно правильному пониманию Корана, создана система компьютерного управления – руками сотен и даже тысяч добровольцев-энтузиастов с паспортами Великобритании, Канады, США, России, Австралии и всех, в общем-то, стран, где проповедь воинствующего ислама обжигает души юных мусульман. И зовет их на осуществление великого проекта, который называется просто и доступно – Исламское Государство.

          
И пока пятно, обозначающее на карте ИГ расползается, раздвигая границы, несколько стран, к которым мы привыкли как к членам одной интернациональной семьи, начинают исчезать. После завершения – весьма насильственного и кровавого –  процесса своего исчезновения, они не вернутся на коммунальную кухню, роль которой в мировом сообществе играет Организация Объединенных Наций.

          
Помните – еще недавно была такая страна Ливия? В течение своей современной истории ею поочередно руководили добродушный долгожитель-король Идрис, а после его свержения страной сорок лет правил опереточный диктатор Муаммар Каддафи. Диктатором он был шумным и достаточно мягким: репрессиями баловался, но не взахлеб. Терроризму помогал, и, по возможности, в нем участвовал – но, можно сказать, в меру, особенно по сравнению с такими молодцами как Саддам Хуссейн или какой-нибудь Иди Амин.

          
Общими усилиями гуманистов из Евросоюза и президента Обамы, с его незамысловатой формулой «хорошие парни должны победить плохих парней», ливийский народ был освобожден. После чего Ливия немедленно исчезла, как государство. В ней образовалось несколько правительств, передравшихся друг с другом. И, наконец, в Ливию пришли сильные ребята из Исламского Государства и, фактически, прибрали ее к рукам. Непосредственной границы у ИГ с Ливией пока нет. Но как только Сирия, а за ней и отдельные районы Туниса и Йемена подпадут под контроль ИГ, то не заметить на глобусе Исламское Государство - нужно быть практически слепым.

          
Уползает с политической карты мира и Ирак. От него уже фактически отвалился Курдистан, а суннитские районы полностью перешли под контроль ИГ.

          
Впервые за последние три года всерьез зашаталось кресло президента Сирии Башара Ассада. Причудливые ближневосточные альянсы, неанонсируемые, создаваемые на короткий срок, для какой-либо немедленной цели, привели к странным результатам. Казалось бы, враждебные друг другу, войска ИГ, с одной стороны, а, оплаченные саудовцами подразделения фанатиков из ан-Нусра вместе с так называемой свободной сирийской армией, с другой стороны, находятся в двадцати пяти километрах от центра Дамаска, и всего лишь в пятнадцати километрах от Латакии, укрепленного района алавитов, гда Ассад думал отсидеться в случае потери Дамаска.

          
В составе вооруженных подразделений ИГ воюют тысячи российских мусульман. И то, что Москва с достаточным пренебрежением относится к раковой опухоли ИГ, в непосредственной близости от своих границ, говорит о том, что здесь вполне могут проморгать этот исторический феномен. Между тем, по сравнению с угрозой Исламского Государства, проблема Донбасса – это, скорее, отвлекающие игры в политической песочнице.

          
Европа прозевала создание ИГ. Соединенные Штаты отнеслись значительно серьезнее, но  настоящую опасность пока не осознали. Россия занята своими играми на украинской границе.

          
Но... Как однажды заметил Высоцкий: «... а в это время Бонапарт переходил границу.»


                                                                                             Илья Герол,
                                                                     Международный обозреватель
                                                                                            Монреаль.

Илья Герол
igerol

ФИНАЛЬНЫЙ ЗАБЕГ ЛЖЕЦОВ

В покойном СССР с печатью в бирюльки не играли. Ее, печать то есть, бдительно курировали отделы пропаганды по всей вертикали – от райкома до ЦК КПСС. Да и в самих газетах, телевидении и радио главным был всегда отдел пропаганды.

Автор этих строк знает об этом не понаслышке, он начинал свою карьеру в журналистике как раз с должности сотрудника отдела пропаганды молодежной газеты.

Слово «пропаганда» звучало достаточно гордо. Те, чья работа опредялалась этим звучным термином, называли, конечно, себя журналистами, но на самом деле ими не были. Потому что задачей было пудрить мозги согражданам, доверчивым иностранцам, а также всевозможным западным разведслужбам, которые, по мнению наших партийных начальников, вычитывали из наших сочинений на газетных страницах сведения о жизни в Союзе Советских Социалистических Республик.

На самом деле, иностранцы, при всей их наивности, нашу идеологическую истерику не читали, не говоря уже о разведслужбах...

А потом, казалось, все рухнуло: и Советский Союз, и партийная журналистика, и пропаганда как таковая.

Но это только так казалось. На самом же деле семя, брошенное в совсем другую, вроде бы, почву, проросло, а потом и бурно заколосилось. И когда зритель, в быстром темпе меняя каналы, все время продолжает внимать словоблудию Соловьева, Киселева, Толстого, Бабаяна и самого удалого из них – Андрея Норкина, то соотношение и суть событий в Европе, Украине и России предстает совершенно инопланетно. Если сразу же после этих шоу, как они их кокетливо называют, посмотреть американские, канадские или европейские программы, то у вас создается впечатление, будто некое устройство перенесло вас на другую планету.

В продукции, именуемой вышеперечисленными масками как телешоу, возникает действительность, в которой люди и страны подразделяются на фашиствующих (это Украина, конечно), разваливающихся и полностью покорившихся Вашингтону (это, само собой, Западная Европа), параноидальных в своем густом нацизме и русофобии искусственных государственных образований (это Латвия, Литва, Эстония и Грузия), и, на фоне всего этого ужаса – гордая, сильная (с небольшими временными трудностями в виде разваливающейся экономики и обрушения всего остального) и, к сожалению никем не понятая Россия. Та самая, о которой лучше всех сказал быстро входящий в бессмертие телеведущий Петр Толстой (догоняющий прапрадеда по части всемирной славы): « на Западе мерой всего являются деньги и прибыль. В России же, главное - это правда и справедливость. Мы готовы поступиться финансовым успехом для того, чтобы справедливость восторжествовала.» В доказательство этого странного утверждения младшенький Толстой привел «бескорыстную помощь России борющемуся Донбассу.»

Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Шесть каналов беспрерывного и крикливого вранья вовсе не вещают зазря. Что и доказал недавно английский психолог, который для чистоты эксперимента заперся в гостинице на две недели и днями напролет смотрел российское телевидение, в том числе и россиские телешоу, в которых Киселев сменяется Соловьевым, пока не докатывается до Норкина.

В конце первой недели английский профессор заболел физически: начало прихватывать сердце, врачи определили микроинфаркт, болела голова, и к ночи начинались приступы тошноты. Самое ужасное, по мнению ученого, началось на вторую неделю. Он понемногу стал верить, в то, что Украиной правит фашистская хунта, члены которой приветствуют друг друга взволнованным шепотом, чем-то вроде «Хайль Гитлер!», а президент Обама в далеком Вашингтоне готовит переворот в Москве.

Я же думаю, что профессора доконало то, что в каждом из шести пропагандистских телешоу, в качестве экспертов и участников дискуссии, участвуют одни и те же люди. Среди них всегда присутствует внучек сталинского соратника Вячеслава Молотова, того самого, что подписал Пакт с Гитлеровским друганом Риббентропом, чем сильно помог началу Второй Мировой Войны. Фамилия внученка Никонов (зовут как и деда Вячеслав), если кто не знает. Очень непреклонный товарищ. Твердо уверен, что Украина это что-то вроде современного варианта Третьего Рейха.

Громче всех выступает на каждом из этих шоу политолог Михеев. У этого все просто. Он рекомендует вообще не обращать никакого внимания на Украину, а начинать сразу же разбираться с Вашингтоном, где Порошенко с Яценюком получают дополнительную зарплату в коридорах ЦРУ.

В этих программах можно всегда встретить министра иностранных дел Донецкой республики Александра Кофмана. Он никогда не улыбается, потому что его позиция сурова и непреклонна      : дойти до Киева и там уже разобраться прямо на площадях. Опять-таки, с одного шоу на другое переходят и один-два «мальчика для битья» непосредственно из Украины. Им разрешают слабо возражать, но их робкие доводы растворяются в криках, угрозах и обещаниях поговорить по другому – в свое, конечно, время.

Чем хуже обстоят дела в России, а они, по недавнему утверждению премьер-министра Медведева, достаточно плохи, тем громче звучит сводный хор телелжецов. В своем финальном забеге они излучают то, что великий немецкий драматург Бертольд Брехт назвал, по другому, правда, поводу         «оптимизмом обреченных».

                                                                                            Илья Герол,
                                                                     Международный обозреватель
                                                                                           Монреаль.

Илья Герол
igerol

СКАЗОЧКА О ЗИМЕ, ТАК И НЕ СТАВШЕЙ ВЕСНОЙ.

 
      Начну с извинений перед моими читателями и теми, кто порой заглядывает в мой блог.  Зимний отпуск, долгая поездка в Армению и Грузию – все это привело к перерыву, затянувшемуся на целых шесть недель. Так что, начнем с богом...

           Метеорологи утверждают, что зима, перекинувшая мост из 2014 в 2015-й была непривычно долгой и странной. Холодно было даже тогда, когда все дружно предсказывали оттепель.

           Политологи, которые по сомнительности прогнозов стоят на еще более низшей ступени, чем метеорологи, предсказывали оттепель несколько раз. И тоже ошибались.

           Если помните – это было не так давно – это были очень холодные вечер и ночь, когда Ангела Меркель, пожалуй, самый железный из послевоенной череды железных канцлеров Германии, Франсуа Олланд, университетский преподаватель, случайно ставший Президентом Франции и поэтому до сих пор сомневающийся в том, что он не по ошибке попал в Версальский Дворец, Петр Порошенко, сменивший шоколад на политику и старающийся, по крайней мере на публике, смешать противоположные вкусы этих двух субстанций и Владимир Путин, все еще бегущий свою марафонскую дистанцию от президентского кресла к царскому трону, собрались в Минске, чтобы срочно остановить бойню на Востоке Украины.

           Президент Беларуси Лукашенко подавал им чай, а суетливые советники подсовывали тезисы с очередными идеями.

           Результатом осталась холодная зима под названием «перемирие». Мира не получилось, да и  не могло получиться, потому что никто из собравшихся не мог согласиться со всеми остальными относительно подлинных причин войны, а, следовательно, и реального рецпта по достижению мира.

           И тут стоит проанализировать не только позиции участников минского сидения, но и взгляды тех, кто давал советы, оказывал влияние, делел намеки, исполненные угроз, и, вообще, тянул появившийся в Минске воз в разные, но одинаково опасные стороны.

           Ангела Меркель, женщина действительно железная, в самом прямом, можно сказать, в физическом смысле этого слова, успела побывать в Вашингтоне и Оттаве за сутки до встречи в Минске. Ее неутомимость вполне достойна книги Гиннеса. Еще более важным является то, что она сумела отбить лобовую атаку Барака Обамы и канадского премьер-министра Стивена Харпера, которые настойчиво рекомендовали ей не ездить ни в какой Минск, а присоединиться к ним, чтобы показать Кремлю большой кулак.

           Президент Олланд увидел в минской встрече некий политический спасательный круг. Этот круг должен был помочь ему вынырнуть из водоворота внутренних катаклизмов французской политики. Впереди у него были муниципальные выборы, в которых правые, во главе с бывшим Президентом Николя Саркози, и ультраправые, во главе с Мари Ляпэн, должны были выиграть (и выиграли!) почти во всех департаментах Франции. Кроме того, Олланду очень хотелось все-таки каким-то образом продать России эти проклятые Мистрали, то есть, ракетоносцы, которые и России, как выяснилось, уже не нужны, а Франции обойдутся в пару миллиардов евро убытку.

           Порошенко прибыл в Минск с большими политическим синяками. Полное, и, в какой-то степени, нелепое (учитывая разницу в мощи и размерах между Украиной и ее восточной частью) военное поражение на Донбассе, жесткая политическая борьба в разрозненных и малосвязанных между собой властных структурах в Киеве и регионах, и переутомление  западных кредиторов и доноров.

           Путин был, пожалуй, в самом трудном положении в минском квартете. Его проблема так до сих пор и не понята Западом. Мы, в Европе, и особенно в Северной Америке, находимся под традиционной нашей зачарованностью перед результатами социальных опросов, согласно которым, Путина поддерживает почти что 90% населения. На самом деле, цифры 80 -  90 - 100 процентов являются признаками краха. За ними стоят страх и отчаяние. Достаточно вспомнить, что у бывшего Президента Египта Мубарека была 90-процентная поддержка населения всего за две недели до того, как он был низложен. Проблема Путина была в отсутствии понимания: что же делать дальше?

           Среди факторов давления нельзя списать со счетов и мощный напор так называемой Новой Европы: Польши, Латвии, Литвы, Эстонии и Финляндии. Все они, в силу своего исторического опыта, сделали страх перед Россией и, выходящую за пределы нормального, враждебность к ней основой своей позиции в украинском конфликте.

           Так вот, если оставить в стороне факторы давления – а минская четверка сумела это сделать в силу своих собственных интересов и комплексов – то перемирие устраивало всех. И Украину, которая еще, правда, не выбрала, использовать ли передышку для экономической консолидации, или собрать силы для новой военной и политической вспышки. И Россию, которая так и не выбрала: слить ли за время перемирия все эти дорогостояшие донецкие новообразования и заняться экономикой, или продолжать искать и множить врагов, которых Москва так любит и лелеет в своем вечном синдроме осажденной крепости?

           Франция же и Германия видит в перемирии искру надежды – на то, что Россия одумается, а Украина уйдет от экстремальных движений хоть в какую-то умеренность дел и слов.

           Сбудутся ли надежды? На мой взгляд – нет. Перемирие, вообще, является совершенно другой категорией, чем мир. Посмотрите на страны, которые более полувека живут в условиях перемирия: Южная и Северная Кореи, Израиль с Ливаном и Сирией, Индия с Пакистаном вокруг Кашмирского региона. Все зыбко, шатко и взрывоопасно. Это та зима, которая так и не сменяется зимой.
          

                                                                                                         Илья Герол,
                                                                                             Международный обозреватель
                                                                                                        Монреаль.

Илья Герол
igerol

АНТИ-

все, что угодно: антисемиты, антиподы, анти-утопии, и даже, совсем свежее -  анти-Майдан. Единственное положительное слово, начинающееся с анти-, это, наверное, античность. Тогда, в античные времена тоже, конечно, было много всякого, но по сравнению с безумием, тупостью и беспросветной ненавистью сегодняшних времен, античность была временем совершенно вегетарианским.

Сегодня, когда исполнился год с очередного украинского майдана, поражаешься вспыхнувшему огню, в котором, в конечном счете, может случайно сгореть мир. Больше того, сегодня перестало иметь значение, с какой именно стороны несется очередная злобная глупость или ошеломляющее невежество.

... остановите кадр – условно говоря. Выступает Джон Керри, тот самый, кто по утверждению газеты «Wall Street Journal» победил в нелегком соревновании на титул самого неудачного Государственного секретаря в американской истории. Тот самый Джон Керри, который сформулировал, можно сказать, отчеканил вполне бессмертное определение стороны украинского конфликта, представленной Россией, а также «ДНР» и «ЛНР», как  «сборище очень плохих парней.»

Поэтому так легко он ответил на стандартный вопрос: «Что же делать?»

- Вооружить хороших парней!

Этот подход определил политику США в украинском конфликте. Джон Керри и его заместители довольно удачно открестились от европейской инициативы «нормандского формата» и начали вырабатывать такой пакет антироссийских санкций, что по неофициальным, но вполне достоверным сведениям, Москве стало выгоднее перейти вместе с ополченцами в наступление по всему фронту. После отключения SWIFTа терять России будет нечего.

При всем при этом ошибается тот, кто думает, что убогий примитивизм сегодняшнего Вашингтона предпочтительнее московских игрищ. Тех самых, что так напоминают византийские массовые интриги времен заката этой провалившейся в никуда империи.

Достаточно было лицезреть шовинистическую оргию под названием анти-Майдан. Эта пятидесятитысячная толпа поражала хорошо организованным безумием с самого начала спектакля. Чего стоил лозунг «Не забудем, не простим!»? Непонятно почему этот хорошо поставленный крик души должен был относиться к событиям, произошедшим вообще в другом государстве. И с какой это стати ряженые казаки и какие-то дружины с хоругвями и черными флагами требовали смены власти далеко за границами своей собственной страны – при том, что в своей-то стране дела идут из рук вон плохо.

Долго и надсадно пела девушка Цыганова. Обычно, российские телевизионные каналы не пускают ее в эфир – от ее песен на душе становится как-то черносотенно. Но тут ей дали попеть вволю.

Целью тех, кто придумал, организовал и провел, четко и без малейших накладок, анти-Майдан, было показать и Вашингтону с его представлением о мире, как о детском саде с «хорошими и плохими парнями», и континентальной Европе с ее вялым движением навстречу Москве, и Киеву с его полным раздраем и ненавистью ко всем, кто «не свои», что на смену Путину придут гораздо более страшные ребята.

Еще недавние надежды либералов, что вместо Путина, или вместе с ним, но у власти в России уживутся и Медведев, в котором осталось мало советских комплексов, и современные экономисты типа Кудрина, и технократ Рагозин, быстро угасли. Единое мнение тех, кто с близкого расстояния следит сегодня за кремлевской политической элитой: на смену Путину придет гораздо более решительная и более фанатичная личность.

Бывший советник Путина, пожелавший остаться анонимным, предположил в нашей недавней беседе, что этот человек – руководитель администрации нынешнего Президента Сергей Иванов.

А в том, что ультра-националистическая российская оппозиция перешла в наступление, сомневаться не приходится.

И анти-Майдан, и сегодняшнее наглое убийство Бориса Немцова, признанного руководителя российского либерализма, являются звеньями одной цепи – той самой, что толкает Россию к диктатуре, конфронтации и новой идеологии осажденной крепости. Осажденной настолько плотно, что для ее выживания все средства, безусловно, хороши.

Поэтому нам на Западе над бы остановиться в нашем хорошо мотивированном крестовом походе в защиту Украины.
Конечно, мечтать о том, что вместо интеллектуально, мягко говоря, ограниченного Джона Керри появится новый Генри Киссинджер с его гибкостью, умением найти компромисс и достичь соглашения – не приходится.

И все-таки, сейчас, как никогда, появилась возможность, если не найти этот компромисс, то хотя бы совместно начать его поиски. И мы на Западе должны понять, что те в России, кто придут на смену Путину, не поколеблются начать полномасштабную войну, по типу «после нас – хоть потоп!»

И в Москве, Путину и его окружению, стоило бы сегодня призадуматься: может быть зря они ждут угрозы только с Запада. Остановиться бы, оглянуться...
                                  
                                                                                               Илья Герол,
                                                                                   Международный обозреватель
                                                                                               Монреаль.

Илья Герол
igerol

... ОДНАЖДЫ ОНИ ПРОСНУЛИСЬ

Заголовок позаимствован у Эрнста Хемингуэя. Чтобы завершить это ограбление среди бела дня, вспомним еще одну его сентенцию, которая, оказывается, очень подошла к неожиданному водовороту событий, увлекающему нас вглубь, а возможно, и совсем на дно: «... впереди пятьдесят лет необъявленных войн и я подписался на каждую из них.»

Первый джентльменский набор необъявленных войн – исторически обоснованных, вообще никак необоснованных, случайных, искусственно созданных в пробирках разведслужб, гибридных и временно потухших как вулканы – пришелся на наше время, на первые пятнадцать лет 21-го века. И, судя по всему, нам с эими войнами и войнушками жить еще долго-долго, как предсказал Хемингуэй. И это еще хороший выход – по крайней мере, мы продолжаем жить.
          
Если же и этот виток ярко вспыхнувших противостояний окажется недостаточно убедительным для всех втянутых в него сторон, или хотя бы для тех из них, у кого в запасе солидное количество атомных, водородных, нейтронных и биологических бомб в дополнение к вакуумным, фосфорным, напалмовым и прочим, регулярно изобретаемым талантливыми учеными,то, возможно, что наше существование в одночасье и закончится. И выжившие – их будет немного – сильно позавидуют всем тем, кто исчезнет в Третьей мировой войне.

          
Пока всего этого не случилось, и у нас еще есть возможность, пусть призрачная, остановить некоторые из полыхающих войн, полезно будет хотя бы определить их, вспомнить, если кто-то забыл, и оценить развитие конфликтов, которые, судя по всему, перестают зависеть от их участников.

          
Начнем, само-собой, с Украины. Все стороны гражданской и гибридной войн, размывающих сейчас хилую конструкцию не очень везучего государственного образования под названием Украина, уже успели проиграть.

          
Россия, с поразительной легкостью похитившая у соседней страны целый полуостров, объясняет свои действия тем, что у соседей произошел государственный переворот, в результате которого населенный русскоязычным населением Крым (о татарах и украинцах было временно забыто) встал перед катастрофой. Правда в этом утверждении лишь то, что государственный переворот действительно произошел. И бездарность, с которой он был произведен, будет преследовать Украину еще много лет.

          
Путин и его окружение были уверены, что с той же легкостью можно будет провести операцию «Донбасс». Хотя захват территории и присединение ее к России целью не были. Целью был распад Украины и создание некоей фантомной Новороссии. План провалился, потому, что Украина, как выяснилось, существует, и ее частями ощущают себя и Харьков, и Днепропетровск, и Николаев.

          
Во всем остальном проигравшей стороной, конечно же, стала Украина. Крайний национализм всегда оборачивается тупостью, как и любая крайность. Решение странных политических личностей вроде Яценюка, Турчинова и загнанного в угол Порошенко победить два призрачных образования ДНР и ЛНР военной силой оказалось роковым. Можно, конечно, утверждать, что благодаря российскому оружию, российским инструкторам и российским офицерам ополченцы сумели разгромить украинскую армию. Но нельзя отрицать и того, что ополченцы показали себя глубоко мотивироваными  в своей войне, а их украинские противники воевать не только не умеют, но и, прежде всего, не хотят.

          
Украина в развале, Россия в экономической пропасти и политической изоляции. Европа почти что примирилась с тем, что границы, оказывается, можно перекраивать, потому что без тотальной войны конфликты типа украинского в Европе остановить не удастся. А тотальной войны в Европе позволить себе не может никто.

          
На мир шанса нет.  Украинский конфликт замораживается. Зато можно объявить перемирие. Оно и станет основной версией мира в сегодняшних конфликтах.

          
Вот уже двадцать лет длится перемирие между Арменией и Азербайджаном, воевавшими между собой за Нагорный Карабах. Война там снова может вспыхнуть в любую минуту, потому что на стороне Армении история, в ходе которой населенный армянами Карабах должен оставаться армянским. Но, с другой стороны – причудливым капризом Иосифа Сталина эта армянская провинция была включена в Азербайджан, и сотни тысяч азербайджанцев, переселившихся в Карабах, тоже считают его своим домом.

          
И так как при сложившейся ситуации, ужасной тем, что обе стороны конфликта правы, мира быть не может, здесь тоже остается всего лишь один, пусть не лучший, шанс – еще несколько десятилетий перемирия.

          
Длится же перемирие между Индией и Пакистаном в Кашмире много десятилетий, хотя оно, конечно, и прерывается регулярно войнами – после которых снова возобновляется перемирие.

          
Мы уже не говорим о конфликтах на Ближнем Востоки, в которых уже давно постоянным  является только временное перемирие. Оно обычно сопровождается перерстрелками и бомбардировками, но на эти мелочи на Ближнем Востоке внимания не обращают.

          
И, наконец, есть серьезные основания предположить, что ленивая война, которую противоречивая коалиция стран ведет против совершенно изуверского Исламского Государства, тоже закончится таким же ленивым перемирием.

          
... а еще недавно все казалось голубым и зеленым, как пелось в старой счастливой песенке. И в Крым просто ездили отыхать.

                      
                                                                                                                      Илья Герол
                                                                                          Международный обозреватель 
                                                                                   Монреаль, Канада.

Илья Герол
igerol

ХАЛИФАТ, В КОТОРОМ НИКОГДА НЕ ЗАХОДИТ СОЛНЦЕ

Раньше, не так, впрочем, давно, солнце никогда не заходило в Британской Империи. Потому, что она простиралась от Сингапура в Восточной Азии до Британской Гвианы в Южной Америке и от Новой Зеландии на юге до  Ирландии на севере.

Теперь это просто исторческая легенда, что-то вроде мифа о золотом веке... Между тем, на наших глазах, хотя и совершенно непонятно каким образом, возникает новый конгломерат – куда более опасный. Сравнить его можно, разве что, с водородной бомбой. Она тоже оставляет за собой выжженные до тла города и причудливо покромсанные трупы взрослых и детей. С той лищь разницей, что водородная бомба и ее модификации в виде нейтронного оружия, убивающего людей, но сохраняющего недвижимость и вещи, обладает достаточно сильным сдерживающим эффектом: эти бомбы можно обрушить на чьи-то головы, но в ответ можно получить и на свои.

Исламское Государство, известное сегодня как ИГ или ИГИЛ, стало с феерической скоростью превращаться в ту форму, о которой оно совсем недавно честно, открыто и без тени смущения сообщило миру. Под иронические улыбки просвещенных скептиков, каковыми мы являемся -  с историческим опытом, который нас ничему не научил, с многократно перечитанными философскими трудами, которых мы, оказывается, так и не поняли, и политическими лидерами, которые оказались еще большими балбесами, чем мы ождали – нам было сообщено о создании всемирного Халифата во главе с халифом (эмиром, султаном) доктором богословских наук Аль-Багдади.

Все это напоминало сказки из «Тысячи и одной ночи» и серьезно воспринято не было. Поражало, правда, уникальная жестокость, с которой энтузиасты новой суннитской  империи отрубают головы мусульманам-шиитам, сжигают заживо плененных соплеменников-арабов и продают на рынках заложников из христианских городов и курдских деревень. Но нас с вами жестокостью не удивишь – на долю нескольких наших поколений пришлись и Гитлер, и Сталин, и Холокост, и Хиросима.

Но халифат господина Аль-Багдади все-таки сумел поразить современников. За неполный год это государство отхватило добрую треть Ирака, еще большую часть Сирии, вышло к морю в уничтоженной «арабской весной» Ливии и получило клятвы верности от организаций и групп на пространстве от китайской провинции Синьцзянь до аргентинской Патагонии.

Лойялисты ИГ заявили о себе в российских республиках Татарстан и Башкортастан. Лозунги с портретами халифа Аль-Багдади недавно понесли на своей демонстрации группы молодых дунган в Казахстане. 

ИГ качает нефть и экспортирует ее в 12 стран, которые покупают, не моргнув глазом, эту политически нейтральную жидкость.

А мы продолжаем играть в наши игры. Американцы готовятся к посылке оружия в Украину, чтобы она могла еще успешнее воевать со своими соотечественниками на Востоке. Россия делает то же самое, только с другой стороны, чтобы не забыть о своем былом величии. Израиль по-прежнему не может решить, с кем из палестинских лидеров можно говорить о мире, а с кем нельзя. А те, в свою очередь, соревнуются во мнениях, почему Израиля не должно быть вообще.

Помните, у Высоцкого: «... а в это время Бонапарт переходил границу...».

Так вот, в это время, то самое, когда все только что упомянутые события происходят, и, больше того, в то самое время, когда автор, вздыхая, пишет эти самые строки, Исламское Государство сообщило – в той же открытой и ясной форме – что оно приступает к созданию (покупке, краже) ядерного оружия.

Однажды философ сказал, что если вы получили предупреждение о том, что вас хотят убить, не сомневайтесь – вас убьют.

Гитлер не скрывал своих планов. Еще до прихода нацистов к власти, он написал «Майн кампф», в которой известил о намерениях прийти к власти в Германии, направить ее мощь на Восток, уничтожить евреев и создать Тысячелетний Рейх. Мало кто прочел эту книгу, когда она вышла из печати в 1926 году, а те, кто прочел, пожимали плечами и смеялись. Большинство этих евроскептиков стали пеплом в большом пожаре, разожженным автором этой маленькой книжки.

Так что, улучим минутку и обратим наше рассеянное по событиям и суете сегодняшнего мира внимание на доктора богословских наук Аль-Багдади и его халифат, в котором уже сегодня не заходит солнце.
                                                                                     Илья Герол,
                                                         Международный обозреватель
                                                                                    Монреаль.

Илья Герол
igerol

МИР, КОТОРЫЙ МЫ ЗНАЛИ,

исчезает на наших глазах. Распалось твердое мироустройство, зафиксированное в Ялте 70 лет назад тремя странными пожилыми людьми. Черчилль, Рузвельт и Сталин были настолько разными по происхождению, темпераменту, жизненным принципам и основополагающим идеям, что из их общения и планов ничего получиться не могло по определению. Но – получилось. Став союзниками, они победили во Второй Мировой войне, а собравшись в Ялте в 1945, заложили основу миропорядка, который, казалось бы, мог просуществовать века.

Прошло несколько десятилетий и сооружение, славно сколоченное тремя великими зодчими, начало давать трещины, а потом приступило к стремительному развалу.
Организация Объединенных Наций – нетленное творение Большой Тройки – окончательно превратилась в клуб с двумя регулярными мотивами: беспрерывное осуждение Израиля и применение права вето по всем остальным вопросам.

Незыблемость границ, весело и произвольно проведенных хорошо отточенными цветными карандашами трех верховных победителей ушла в небытие. Они, эти трое лихих ребят, спокойно поделили Германию между собой, застолбили Восточную Польшу под названием Западная Украина, включили Восточную Германию в состав соседнего государства, назвав ее Западной Польшей, подтвердили  окончательность вхождения республик в Советский Союз и, вообще, соорудили себе новый мир.

Тот, казавшийся в то время смешным факт, что Большая Тройка, монументальное изображение которой недавно появилось в Ялте, возродив скульптурное изображение Сталина после стольких лет – никогда не интересовалась мнением тех народов, которых они с отеческой заботой загоняли в новые границы -  дал себя знать значительно позже.

Вдруг выяснилось, что Югославия, скроенная Иосипом Броз-Тито под патронажем Иосифа Сталина, могла просуществовать столько, сколько Тито смог прожить. Югословские республики передрались, признались друг другу во взаимной ненависти, поубивали бывших соотечественников, сколько смогли и немножко больше и, наконец, с наслаждением расплевались. Сейчас они сохраняют между собой холодные дипломатические отношения.

Германская Демократическая Республика была смыта с карты в одночасье – со всеми ее экономическими достижениями, выдающимися спортивными результатами, идеальным для социализма соотношением стукачей и обыкновенных граждан (то есть все стучали друг на друга) и грозной Национальной народной армией. Словно и не было никогда этого загадочного государственного образования, словно и не поделили Германию навсегда победители Второй Мировой войны.

А кто помнит Чехословакию? Ту самую, из-за которой, по сути дела, и началась Вторая Мировая война. Именно ее предложил на закуску Гитлеру просвещенный мир, чтоб тому не хотелось есть больше и дальше. Нет больше Чехословакии. Чехия и Словакия развелись между собой в 1989 году – развелись по- хорошему, став добрыми соседями.

А главное: не стало Советского Союза. Того самого, который больше всего гордился тем, что являлся одной шестой частью суши. Земной суши, а не японского деликатеса.

- Как же так?! – воскликнет беспристастный историк в будущем, когда страсти поулягутся, и все бури успокоятся на страницах учебников истории. – Ведь целью Гитлера, в его Восточном походе, как раз и было уничтожение Советского Союза. Так кто же оказался победителем?

Оказалось что больше всего осталось проигравших. Всех нас – и тех, кто потеряли свои страны и оказались словно бы изгнанными из своих домов, если не в прямом, то в переносном смысле. И тех, кто получил новые маленькие домики, то есть, пусть малые, но очень свои страны. Они потеряли и ту промышленность, что у них была, и те связи, на которых держались их культуры, и большую часть населения, разбежавшуюся по миру в поисках лучшей жизни...

Недавно мне довелось побродить по улицам города, в котором я родился. Конечно, Рига по-прежнему красива. Ее отлично покрасили и освежили, хотя почти ничего нового и не построили. Меня поразило, однако, почти что тотальное отсутствие молодых людей. Объяснение оказалось простым. Они разъехались в поисках работы в Англию, Ирландию, где латышский язык скоро будет звучать чаще, чем в Риге, в Швецию и Норвегию.

И, наконец, полнейшее фиаско удивительного государства, возникшего как раз в результате международной кройки и шитья, проходивших в Ялте 70 лет назад. После распада Советского Союза на карте Европы появилась независимая Украина.

Наспех собранная из географических отрубов, перенесенных из Польши, России, Венгрии или, если копать глубже, то даже Австро-Венгрии, она доказала факт, о котором сегодня и говорить-то неприлично с точки зрения политкорректности. А факт этот состоит в том, что Украина была более или менее жизнеспособным государственным образованием в то время, когда она входила в состав Советского Союза.

Ее экономическим сердцем был Донбасс. Ее морским побережьем и субтропиками был Крым. Ее меньшинства считали Украину своим домом, из которого им не хотелось перебираться ни в Россию, ни в Венгрию. Впрочем, говорить обо всем этом сегодня неполиткорректно и некошерно. Разве что, если вспомнить, что развитие событий в несостоявшемся государстве окончательно доказало, что Ялта, как политический феномен 70-летней давности, завершилась полным поражением. И мы снова стоим на пороге Мировой Войны. Третьей и последней. И история еще раз преподала нам единственный свой урок, состоящий в том, что никто уроков Истории так и не усвоил.

В отличие от Большой Тройки в Ялте нам, которые могут всем скопом исчезнуть в Третьей и Последней Мировой войне, памятники ставить будет некому.
                                                                                                          Илья Герол,
           Международный обозреватель,
                                                                                                           Монреаль.

Илья Герол
igerol

ЖЕРТВЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ –

это как раз граждане и есть. Обыкновенные граждане. Он, она, ты, я – гражданская война не разбирает. В этом смысле она не знает дискриминации и без разбору убивает всех.

Убивает она и оставшихся в живых – отнимая у них душу, волю к жизни, любовь к ближнему, потому что в этой войне брат идет на брата и сын на отца. И, конечно же, гражданская война отнимает у человека страну в том виде, в каком он ее знал раньше.

Можно сказать, что настоящая, полномасштабная гражданская война началась в Украине как раз в эти дни. То, что было раньше, имело много названий: конфликт, перестрелки, информационное противостояние, антитеррористическая операция по изобретательной логике Киева, движение за самоопределение – по не менее изощренной лингвистике Москвы.

В последние же дни снаряды, выпущенные прямо в троллейбусы, автобусы, остановки общественного транспорта, больницы и детские сады с десятками а, возможно, и сотнями жертв (учет погибших, как и в каждом подобном конфликте весьма приблизителен), и, конечно же, смертельные в своей ярости бои в Донецком аэропорту, Песках, под Мариуполем и по всему фронту перевели противостияние в полновесную гражданскую войну.

И дело не только и не столько в военных аспектах ситуации. В этом смысле так называемые ополченцы, конечно же, показали себя более серьезной военной силой, чем украинские силовики. В действительности суть произошедших изменений в выходе конфликта на такую волну ярости, ненависти и абсолютной решимости обеих сторон перебить противника полностью, до последнего человека, сделали гражданскую войну необратимой.

Только сегодня – в отличие от предыдущих недель и месяцев противостояния – можно с печальной уверенностью сказать, что положение безвыходное. Как в плохом спектакле, наспех сделанные декорации обрушились. И стало ясно, что главные участники неожиданного кошмара в центре Европы не только не ищут выхода, а наоборот, делают все, чтобы этот выход завалить трупами.

Киев хочет продолжения войны. Это единственный шанс для сегодняшней украинской администрации удержать страну лозунгами типа: «Все для победы!», «Все для фронта!».

Гражданская война стала для Порошенко – а больше для экстремальной группы Яценюка и Турчинова – единственным реальным способом начать строительство той Украины, которую они так лихо решили создать, совершив государственный переворот. Вполне, добавим, хорошо обоснованный переворот – Янукович того стоил.

Превращение конфликта в долгоиграющую гражданскую войну в Украине вписывается и в стратегию Москвы. Запад загнал Россию санкциями в такой угол, что кремлевские политики пришли к вполне реальному выводу: они ничего не получат, если ослабят свое присутствие в украинском конфликте, и, соответственно, ничего не потеряют, если твердо поставят на одну из сторон в гражданской войне в соседнем государстве.

Американский догматический подход к любому конфликту («хорошие парни против плохих парней»), к сожалению, победил традиционную европейскую гибкость. Вашингтон не дал Европе ослабить санкции против Москвы в обмен на российские уступки. Хорошие парни любят давить плохих до конца. Стоит ли удивляться, что участники гражданской войны в Украине восприняли эту тактику с таким энтузиазмом. И не надо разбираться, кто хорошие, а кто плохие. Хорошие, это, естественно, мы, а плохие, само собой, они. Разница лишь в том, с какой стороны вы на это посмотрите.

... В свое время гражданская война в Испании стала точкой соприкосновения серьезных сил далеко за пределами Пиренеев.  В небе Испании сбивали друг друга самолеты Германии и СССР, на полях сражений в бой вступали итальянские танковые соединения и добровольческие бригады из дальних стран.

Прошло всего пару лет и началась Вторая мировая война, в ходе которой об испанском конфликте никто и не вспоминал.

Гражданская война в Европе имеет обыкновение переходить в мировую. Пока же этого не произошло, участники такого рода войны тренируются, убивая тех самых граждан, ради которых они эту войну якобы и ведут.

Илья Герол,
Международный обозреватель,

Монреаль, Канада